Кино и его призраки. Интервью с Жаком Деррида

Жак Деррида За последние 30 лет имя Жак Деррида упоминалось в книгах, журналах, лекциях и кулуарных беседах чаще любого другого современного философа. В 80—е он стал объектом фильмов, мультфильмов и по крайней мере одной рок-песни, о нём издано практически равное количество как льстивых, так и бранных статей, и его перу принадлежат одни из самых сложных и труднопреодолимых философских работ своего времени. Перед своей смертью, случившейся в году, Деррида сделал два абсолютно противоречащих прогноза относительно того, что произойдёт после его смерти, — он выразил твёрдую уверенность, что будет забыт сразу же, как умрёт, но в то же время какие-то его работы останутся в памяти культуры. Оба эти убеждения обитали внутри него совершенно отдельно друг от друга. Философский портрет Деррида определяется в этом комментарии: Петер Слотердайк считал, что как следует узнать философа можно двумя способами.

Университет глазами его питомцев

НЛО , 72 Наш Деррида? Диалог, начатый по инициативе молодых философов — лишь часть более общих споров о наследии Деррида и западном не только французском контексте нынешней российской мысли, и эта дискуссия непременно будет продолжена на страницах журнала с участием как наших постоянных авторов, так и более широкого круга исследователей. Мемориальный повод — обращение к памяти крупнейшего французского философа1 — стал отправной точкой для разговора о путях переработки и усвоения современной гуманитарной теории, о возникающих в связи с этим идеологических и дисциплинарных переориентациях и размежеваниях2.

уточняет Деррида, говоря «не мой», я вовсе не говорю «чужой» способностью испытывать любовь (полнота переживаний всех восторгов любви была и страх перед ясностью и понятностью, перед открытостью своего.

Причем не только у мужчин, что логично, но и у женщин. Более того, многие художницы, проблематизирующие женскую тему в своих работах, категорически не считают себя феминистками. Я не очень понимаю, что такое популярность и чем она определяется. Если, например, мы будем измерять востребованность обсуждаемостью проблемы в СМИ, то сможем сказать, что в России не востребованы никакие социальные движения, не только женское.

В России есть множество проблем, о которых не говорят публично, но это ничего не говорит о запросе аудитории — только о медийной политике. И сферу искусства эти процессы затрагивают также. Кроме того, в позднесоветском искусстве трудно себе представить устойчивое направление, основанное на риторике бунта или деконструкции.

Работа содержит основные понятия, выработанные Деррида. В этой книге исследуется творчество Декарта , Фрейда , Арто и других. В ней даются определения таких важных для Деррида понятий, как структура , различие, фармакон и других. Деррида — философ языка[ править править вики-текст ] Деррида — философ языка.

Автор: Ж. Деррида > . Деррида придерживается более аутентичного смысла -"воображаемое место", что он .. Несомненно, говоря"вот этот", я уже говорю .. Этика дискуссии всегда может игнорировать тайну (она должна испытывать Если страх Господен должен принести тебе.

Но есть в Искусстве что-то еще помимо правильности линий и глянца поверхностей. Пластике стиля никогда не покрыть цельной идеи Предметов у нас с избытком, а форм недостает. А, может быть, и объектом. Но историк при этом скорее всего обманется: В особенности — перед объектами историческими, его собственными. В том числе и перед весьма необычным — перед объектом литературным.

При всей скудости наших знаний в этом отношении, ясно, что вопрос о знаке сам по себе есть то ли нечто большее, то ли нечто меньшее, во всяком случае, нечто иное, нежели знак времени. Мечтать свести его к этому — значит мечтать о насилии. В особенности, когда этот — в весьма необычном смысле слова исторический — вопрос приближается к точке, где сама знаковая природа языка предстает весьма недостоверной, частичной или несущественной. Нельзя не согласиться с тем, что аналогия между структуралистской одержимостью и языко- [7] вой обеспокоенностью вовсе не случайна.

Нам, тем самым, никогда не подчинить посредством какой-нибудь рефлексии второго или третьего порядка структурализм века в особенности структурализм в литературной критике, который с легкостью согласуется со всем прочим той задаче, которую ставил перед собой в отношении века один структуралистский критик:

\последнее интервью Дерриды\ - ..когда времени больше не будет...

С лета года, Вы, как никогда, на виду. Вы не только написали несколько новых работ, но и объездили весь мир, участвуя во многих международных коллоквиумах, организованных вокруг Вашей работы - от Лондона до Коимбры, в Париже и вот, в эти дни, в Рио-де-Жанейро. Для одного года это очень много, и, в то же время Вы не скрываете, что. Скажите же, довольно серьезно болен, это правда, и прохожу опасный курс лечения.

без прикрас говорит о том, что н е м а я Ойкумена поэта, «выбравшая имя .. Жака Деррида характерную фразу: «Говоря, я испытываю страх, поскольку.

Без сомнения, ее узнали. Разумеется, я предоставляю читателю право судить о том, что происходит при этом искажении. Данная глава сначала была опубликована в номере Исследований Фрейда, посвященном Николасу Абрахаму. Я предварил его тогда следующей заметкой: Что и побуждает меня опубликовать здесь это извлечение. При желании более точно очертить его рамки можно будет также рассматривать это извлечение прочтением второй главы По ту сторону принципа удовольствия.

На заседании, состоявшемся непосредственно перед этим, были установлены рамки проведения такого исследования, в котором будет и отмечено своеобразие спекулятивных высказываний Фрейда. На нем также были предложены аббревиатуры, например, ПУ — для принципа удовольствия, ПР — для принципа реальности. Безусловно, в таком возврате к своим истокам отчетливо проявляется, как мы уже доказали, постоянное опасение вмешательства своего иного.

Электронная библиотека

Подписано в печать Первый завод экз. Но есть в Искусстве что-то еще помимо правильности линий и глянца поверхностей. Пластике стиля никогда не покрыть цельной идеи Предметов у нас с избытком, а форм недостает.

При этом я считаю, что настоящая проверка компетенции этолога в статьях, и тем, что они делают и говорят перед своими животными. Они боятся — следовательно, «доминируют», — но ни страх, ни мнимое этике, исследованию возможностей оказывать действие и испытывать его.

Хронология жизни Дерриды Введение"Больше всего на свете я люблю воспоминания и самое Память", — написал в году Жак Деррида в своих мемуарах о недавно скончавшемся друге, философе Поле де Мане. И в то же время, по признанию Дерриды, —"у меня никогда не получалось рассказывать истории". Для автора эти высказывания отнюдь не являются взаимоисключающими.

Только тогда образ остается"разборчивым". Если же этот образ сделать частью некоей"истории", навязывающей ту или иную интерпретацию, то он неизбежно станет более расплывчатым и менее"разборчивым". Вроде бы все понятно. Правда, немного неясно, почему же в самих мемуарах нет ни единого образа друга автора и даже ни единого воспоминания о нем. Само собой, нет и намека на какую-либо историю о покойном, ведь история навязывает интерпретацию. Но как ни парадоксально, эти так называемые мемуары посвящены интерпретации интеллектуальных достижений друга.

Говоря словами Дерриды, он"вступает в непрямой диалог" с де Маном и его творчеством. Интерпретация поэтому тоже неявная:

«Они обретут другое — политические позиции, а это дорогого стоит»

Эразма Роттердамского ; неразумие помещается, таким образом, в области критического сознания человека. На пороге классической эпохи — в эпоху барокко — этот процесс принимает более четко выраженную направленность: И вот перед нами картина классической эпохи: Отныне не будет никакой возможности сообщения и обмена между Разумом и Неразумием. Цель, которую преследует эта процедура разделения — достичь чистой формы Разума, то есть такой формы его существования, из которой было бы исключено все то, что на протяжении долгого времени — от Средних Веков до Возрождения — делало Разум лишь одной стороной того опыта, другой стороной которого было Не-Разумие.

Короче говоря, я стараюсь восстановить историческую справедливость. испытывать непонятную тоску, и философия отходит на задний план. . ведущие французские философы и мыслители 20 века, такие как Деррида, Фуко, Делез, . звеном для которых может, к примеру, стать сильный страх смерти.

Как это реальное ощутить? Его оппонентом был другой крупнейший философ того времени, Эрнст Кассирер. Для Хайдеггера еще очень важно, что эта экзистенция постоянно испытывает тревогу, страх. Сами участники тоже презентовали себя по-разному. Тут есть еще такой нюанс: Вот именно такое искусство, как считает Беньямин, является наиболее радикальным: Тем самым Адорно противопоставляет Беньямину немножко другую эстетику. Поэтому можно сказать, что линия Адорно победила.

Деррида (7)

Воля к власти, Оглядываясь теперь на первую группу статей — на показательную, хотя и намеренно одностороннюю выборку представителей современной литературной критики, мы замечаем, что перед нами встают одни и те же модели. Такие писатели, как Лукач, Бланшо, Пуле или американские новые критики, в немалой степени позволяют постичь неуловимую природу литературного языка, но это отнюдь не прямое сообщение знания, почерпнутого при непосредственном исследовании или разборе произведений литературы.

Каждый раз необходимо избегать каких- либо категорических утверждений, уравновешивая их не менее напряженными, и зачастую им противоречащими, высказываниями. Подобные противоречия не перечеркивают друг друга и не сливаются в некоем диалектическом синтезе. Диалектическое движение невыполнимо здесь по причине фундаментальной разноуровневости выражаемого — противоречивые высказывания не могут сойтись на одном уровне дискурса; одно всегда скрыто в другом, как солнце скрыто в тени или истина — в ошибке.

Термин «литература постмодернизма» описывает характерные черты литературы . Литературовед Брайан Макхейл, говоря о переходе от модернизма к события литературной критики: лекция Жака Деррида « Структура, знак и игра» в .. Не зная того, я был частью почти- движения в литературе.

Версия для печати Жак Деррида. В е он стал объектом фильмов, мультфильмов и по крайней мере одной рок-песни, о нем издано практически равное количество как льстивых, так и бранных статей, и его перу принадлежат одни из самых сложных и труднопреодолимых философских работ своего времени. Восемьдесят лет назад, 15 июля, родился на свет французский философ Жак Деррида. Перед своей смертью, случившейся в м году, Деррида сделал два абсолютно противоречащих прогноза относительно того, что произойдет после его смерти — он выразил твердую уверенность, что будет забыт сразу же, как умрет, но в то же время какие-то его работы останутся в памяти культуры.

Оба эти убеждения обитали внутри него совершенно отдельно друг от друга. Философский портрет Деррида определяется в этом комментарии: Питер Слотердийк считал, что как следует узнать философа можно двумя способами. Первый — это открыть его работы, и увидеть, как движутся его предложения, бегут его аргументы и строятся его главы, и в случае с Деррида это был бы самый естественный выбор, ибо он никогда не хотел быть кем-то иным, кроме крайне внимательного читателя крупных и второстепенных текстов.

Второй способ предполагает, что мы перейдем от текста к контексту, и будем искать автора в личностных и межперсональных горизонтах, которые откроют нам его некий истинный смысл. Здесь мы рискуем столкнуться с тем, что его текст может оказаться менее важным, чем контекст, в котором эхом отдаются его слова. Сам Деррида явно предпочитал первый подход, и не ожидал каких-то благоприятных результатов от второго, так как отлично знал, что наиболее привлекателен он для тех, кто хотел бы упростить его личность и работы.

Поэтому, когда у него появилась возможность, он вежливо и ясно ответил Юргену Хабермасу, предпринимавшему попытки объявить его еврейским мистиком.

Журнальный зал

Русский перевод ранней из них — Эдмунд Гуссерль. Тексты, переводы которых представлены в этой книге, опубликованы Деррида несколько позднее. Вопросы, обсуждаемые здесь, многочисленны. Читатель, так или иначе знакомый с философией Деррида, согласится, что в этих уже сравнительно давно написанных текстах обозначена, пожалуй, большая часть проблематики, разрабатываемой им в настоящее время.

В них, стало быть, и надо искать ключи к особенностям его сегодняшней мысли. Ответы могут быть разными.

Жак Деррида. Письмо и различие. Александр Воскобойник: литературный дневник. «Говоря, я испытываю страх, поскольку, никогда не сказав.

Наплыв принципиально поверхностного и циничного. Непоследовательность, фрагментация, релятивизм — вплоть до уничтожения самой идеи смысла потому что разум так плохо себя зарекомендовал? Приветствовать все, что маргинально, забывая о том, как легко сделать маргинальное модным. Поверхностность, новизна, случайность — для критики теперешнего кризиса не на что опереться. Типичный постмодернист воздерживается от любых выводов ради, предположительно, плюрализма и открытости перспективы; поэтому разумно если вообще позволено использовать это слово ожидать, что, когда и если мы окажемся в окончательно постмодернистском обществе, мы даже не будем знать, как констатировать этот факт.

На протяжении большей части этого столетия под влиянием таких разных философов, как Витгенштейн, Куайн, Хайдеггер и Гадамер, проблема языка в философии становилась все важнее. В то же время возросший интерес к теории коммуникации, лингвистике, кибернетике и компьютерным языкам свидетельствует о том, что на протяжении нескольких десятилетий схожие процессы происходят в науке и технике.

КОРОЧЕ ГОВОРЯ, МОИ СТРАХИ

Жизнь без страха не просто возможна, а полностью достижима! Узнай как избавиться от страхов, нажми тут!