Вы точно человек?

Кроме карнавалов в собственном смысле с их многодневными и сложными площадными и уличными действами и шествиями, справлялись особые праздники дураков и праздник осла, существовал особый, освященный традицией вольный пасхальный смех. Более того, почти каждый церковный праздник имел свою, тоже освященную традицией, народно-площадную смеховую сторону. Таковы, например, так называемые храмовые праздники, обычно сопровождаемые ярмарками с их богатой и разнообразной системой площадных увеселений с участием великанов, карликов и т. Карнавальная атмосфера господствовала и в дни постановок мистерий и соте. Царила она также на таких сельскохозяйственных праздниках, как сбор винограда, проходивший и в городах. Смех сопровождал обычно и гражданские и бытовые церемониалы и обряды:

Карнавальная культура Средневековья и Возрождения

Выступал значимым компонентом средневековой и ренессансной народной культуры. Используется в современной философии культуры. Бахтина"Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и"Ренессанса" первый вариант рукописи был завершен в ; первое издание - Москва, ; переведена на многие языки. Отказавшись от традиционалистских описаний социального фона эпохи Возрождения и от рассмотрения передовых взглядов Рабле-гуманиста, Бахтин сосредоточился на исследовании античных и особенно средневековых истоков романа Рабле"Гаргантюа и Пантагрюэль".

Алексеева,"народно-фольклорной традиции средневековья" ряд особенностей изучаемого произведения, давно казавшихся исследователям очень странными.

превращение смешного в обыденное, а затем и в серьезное . для здоровья и жизни обыкновенного русского, анекдот призван снять страх и показать . в карнавальной культуре средневековья, подчеркивал, что оно «отрицает.

Научная книга Михаил Бахтин: Он развил теорию универсальной народной смеховой культуры в своей работе"Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Возрождения". Также он стал автором ряда других понятий — полифонизм, хронотоп, карнавализация, мениппея, без которых немыслима современная теория литературы. Заслуга Бахтина в том, что он открыл другой, наиболее близкий мировоззрению Рабле, культурный код, с помощью которого можно, наконец, расшифровать это произведение. Таким образом, Бахтин написал книгу, во-первых, о произведениях Франсуа Рабле, а во-вторых, о народном творчестве эпохи Возрождения и фольклорном искусстве Европы.

Эта монография стала единственной на то время попыткой вписать Рабле в культурный контекст его эпохи, посмотреть на его творчество сквозь призму мировоззрения людей прошедших веков. Чтобы понять народную культуру шестнадцатого века, в первую очередь нужно выяснить, что такое карнавал. Настоящий карнавал никогда не был таким, каким мы его видели в художественных фильмах. Кроме того, все церковные и сельскохозяйственные праздники имели свою народно-площадную смеховую сторону.

Бахтин неустанно акцентировал внимания на смеховом аспекте этих празднеств, без которого они вообще немыслимы. При этом он имел в виду не индивидуальную реакцию на что-то остроумное, а всенародный смех, который сокрушает все серьезное. Он нивелирует все законы и традиции, делая их объектом пародии, буффонады, карикатуры.

Герцен Четырехвековая история понимания, влияния и интерпретации Рабле весьма поучительна: Современники Рабле да и почти весь век , жившие в кругу тех же народных, литературных и общеидеологических традиций, в тех же условиях и событиях эпохи, как-то понимали нашего автора и сумели его оценить. О высокой оценке Рабле свидетельствуют как дошедшие до нас отзывы современников и ближайших потомков[18], так и частые переиздания его книг в и первой трети веков.

При этом Рабле высоко ценили не только в кругах гуманистов, при дворе и в верхах городской буржуазии, но и в широких народных массах. Приведу интересный отзыв младшего современника Рабле, замечательного историка и писателя Этьена Пакье.

Бахтину, полагаю, в этот момент было не до смеха, - хотя мы ныне уже официальной, с одной стороны, и народной, карнавальной, смеховой - с другой» [7]. . «Скупого рыцаря» к «распространенному мифическому мотиву страха .. писателем-гуманистом Рабле и средневековой народной культурой.

Они сопровождались маскарадными шествиями комос с пением, музыкой, плясками, украшались нарядно убранными, установками. На нем, как правило, располагалась костюмированная группа. В архаических культурах на покойников одевали маски, чтобы когда он встретиться во время пути в загробный мир с духами они не смогли бы причинить ему вреда. Этот ритуал культивировался и в более поздний период. В средневековой Европе карнавал как театрализованное шествие с играми, инсценировками, забавами и фейерверками, маскированием участников праздника прочно вошел в праздничную культуру романских народов и наиболее точно и наиболее точно проявил свою сущность во время проводов зимы — весеннего народного праздника.

Особое внимание уделялось искусству декоративного костюмирования.

Быстрая помощь студентам

Герцен Четырехвековая история понимания, влияния и интерпретации Рабле весьма поучительна: Современники Рабле да и почти весь век , жившие в кругу тех же народных, литературных и общеидеологических традиций, в тех же условиях и событиях эпохи, как-то понимали нашего автора и сумели его оценить. О высокой оценке Рабле свидетельствуют как дошедшие до нас отзывы современников и ближайших потомков [1] , так и частые переиздания его книг в и первой трети веков. При этом Рабле высоко ценили не только в кругах гуманистов, при дворе и в верхах городской буржуазии, но и в широких народных массах.

(Искусство слова и народная смеховая культура [1]). // Бахтин М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. — 2-е изд. Рабле – наследник и завершитель тысячелетий народного смеха. тону и функциям веселым карнавальным видениям преисподней и.

Празднества карнавального типа и связанные с ними смеховые действа или обряды занимали в жизни средневекового человека огромное место. Кроме карнавалов в собственном смысле с их многодневными и сложными площадными и уличными действами и шествиями, справлялись особые праздники дураков и праздник осла, существовал особый, освященныйтрадицией вольный пасхальный смех.

Более того, почти каждый церковный праздник имел свою, тоже освященную традицией, народно-площадную смеховую сторону. Таковы, например, так называемые храмовые праздники, обычно сопровождаемые ярмарками с их богатой и разнообразной системой площадных увеселений с участием великанов, карликов и т. Древние карнавальные праздники содержат в качестве стержневых,базовых элементы, получившие в науке название"смеховых".

Речь идет об"антиповедении", когда переворачивалась социальная структура общества, все нормы и приличия, все делалось не так, наоборот, не по порядку. При этом совершенно не обязательно, чтобы в традиционном обществе эти"смеховые" элементы воспринимались как смешные. Карнавальная атмосфера господствовала и в дни постановок мистерий и соте. Царилаона также на таких сельскохозяйственных праздниках, как сбор винограда, проходивший и в городах.

Смех сопровождал обычно и гражданские и бытовые церемониалы и обряды:

Карнавалы эпохи Средневековья

Бахтиным, - самое серьёзное достижение отечественного литературоведения по данному вопросу. Не следует считать, однако, что Бахтин - единственный, кто занимался проблемой народной смеховой культуры. Одновременно и на том же материале, что и Бахтин, работал Л. Учёные были связаны личным знакомством и общением. Параллельно с трудами Бахтина и Пинского по западноевропейской карнавализованной литературе шла работа над русской праздничной культурой.

Продуцирующим характером Пропп объясняет и массовый разгул, сопровождающий большинство аграрных праздников.

Понятие"народная смеховая культура" вошло в обиход интеллигентов благодаря Бахтин рассказал о"карнавальном сознании" средневекового мира, Одним словом, так называемому народу было не до смеха, но это мало кого .. проникнута элементами страха, слабости, смирения, резиньяции, лжи.

Культура Возрождения Бахтин М. Народный смех и его формы — это, как мы уже сказали, наименее изученная область народного творчества. Узкая концепция народности и фольклора, слагавшаяся в эпоху предромантизма и завершенная в основном Гердером и романтиками, почти вовсе не вмещала в свои рамки специфической народно-площадной культуры и народного смеха во всем богатстве его проявлений. И в последующем развитии фольклористики и литературоведения смеющийся на площади народ так и не стал предметом сколько-нибудь пристального и глубокого культурно-исторического, фольклористского и литературоведческого изучения.

В обширной научной литературе, посвященной обряду, мифу, лирическому и эпическому народному творчеству, смеховому моменту уделяется лишь самое скромное место. Но при этом главная беда в том, что специфическая природа народного смеха воспринимается совершенно искаженно, так как к нему прилагают совершенно чуждые ему представления и понятия о смехе, сложившиеся в условиях буржуазной культуры и эстетики нового времени. Поэтому можно без преувеличения сказать, что глубокое своеобразие народной смеховой культуры прошлого до сих пор еще остается вовсе не раскрытым.

Между тем и объем и значение этой культуры в средние века и в эпоху Возрождения были огромными. Целый необозримый мир смеховых форм и проявлений противостоял официальной и серьезной по своему тону культуре церковного и феодального средневековья. При всем разнообразии этих форм и проявлений — площадные празднества карнавального типа, отдельные смеховые обряды и культы, шуты и дураки, великаны, карлики и уроды, скоморохи разного рода и ранга, огромная и многообразная пародийная литература и многое другое — все они, эти формы, обладают единым стилем и являются частями и частицами единой и целостной народно-смеховой, карнавальной культуры.

Все многообразные проявления и выражения народной смеховой культуры можно по их характеру подразделить на три основных вида форм: Обрядово-зрелищные формы празднества карнавального типа, различные площадные смеховые действа и пр.

Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и ренессанса (Бахтин М М)

Так, во всех этих явлениях нашли выражение темы избыточного насыщения, праздничного изобилия. Аналогичны и образы карнавала. Принц карнавала нередко украшался гирляндой колбас.

Рассматриваются коммуникативные аспекты карнавального смеха в Смеховая культура средневекового Запада через призму диалога Сразу отметим, .. от тысячелетиями воспитанного в человеке страха перед священным.

Официальная культура — строгая, трагичная. Комическое не имеет места в официальной культуре. Карнавальная одежда — гипертрофия плотского начала. Разрешалось святотатство, кощунство, чернословие. Всенародная общность — карнавал один для всех. Период фамильярного общения всех сословий. Смех над смертью, чтобы преодалеть страх. Смерть — обязательный персонаж карнавала.

Дакумакабр — песня смерти.

Средневековый смех и его словесно-речевые формы

Но в православии всегда преобладала та линия, которая считала смех греховным. Еще Иоанн Златоуст заметил, что в Евангелии Христос никогда не смеется. Димитрий Ростовский прямо предписывал пастве: Исключение из этого правила делается редко; но оно всегда делается для юродивых.

Карнавальный смех – амбивалентный смех, он «хоронит и Смех и слезы Юродивый – фигура культа, а культ начинается со страха всю жизнь провел в сле- Гуревич А. Я. Проблемы средневековой народной культуры.

Более того, материальный субстрат образа тенденция подчиняет отрицательному моменту: . , 10 , есть такие строки: Откуда ты выкопал, Гермес, этого киника? Таковы три наиболее популярных античных источника ренессансной философии смеха. Перед нами здесь, следовательно, прямое признание второй праздничной жизни средневекового человека. Явление это объясняется, по-видимому, следующими причинами: Некоторые праздники приобретали специфическую окраску благодаря тем сезонам, когда они праздновались.

Так, осенние праздники св. Происхождение отдельных элементов этого ритуала разнородно. Смех, напротив, предполагал преодоление страха. Веселовский дает верную характеристику феодальной правды. Такое понимание средневекового смеха кажется нам неверным. Этот момент нельзя недооценивать.

Доклад: История развития карнавала и маскарада

Рабле в истории смеха Написать историю смеха было бы чрезвычайно интересно. Герцен Четырехвековая история понимания, влияния и интерпретации Рабле весьма поучительна: Современники Рабле да и почти весь век , жившие в кругу тех же народных, литературных и общеидеологических традиций, в тех же условиях и событиях эпохи, как-то понимали нашего автора и сумели его оценить. О высокой оценке Рабле свидетельствуют как дошедшие до нас отзывы современников и ближайших потомков[18], так и частые переиздания его книг в и первой трети веков.

При этом Рабле высоко ценили не только в кругах гуманистов, при дворе и в верхах городской буржуазии, но и в широких народных массах.

Аннотация. Статья представляет комическое и смех как объект исследования миро- .. ческого, выражает страх. Смех как проявление . щий» характер карнавального смеха в отличие от и народная культура средневековья и.

А между тем Рабле принадлежит одно из самых первых мест в ряду великих создателей европейских литератур. Белинский называл Рабле гениальным,"Вольтером века", а его роман - одним из лучших романов прежнего времени. Западные литературоведы и писатели обычно ставят Рабле - по его художественно-идеологической силе и по его историческому значению непосредственно после Шекспира или даже рядом с ним.

Французские романтики, особенно Шатобриан и Гюго, относили его к небольшому числу величайших"гениев человечества" всех времен и народов. Его считали и считают не только великим писателем в обычном смысле, но и мудрецом и пророком. Вот очень показательное суждение о Рабле историка Мишле: Но, преломляясь через это шутовство, раскрывается во всем своем величии гений века и его пророческая сила. Всюду, где он еще не находит, он предвидит, он обещает, он направляет.

В этом лесу сновидений под каждым листком таятся плоды, которые соберет будущее.

История Германии

Бахтиным, который обозначал им такое явление западно-средневековой культуры как карнавал. Бахтин подчёркивал огромное общественное значение средневекового смеха, который переносил средневекового человека в мир народной карнавальной утопии, временно выводил его за рамки официальной религиозной культуры, вырывал его из-под власти социальных запретов. Игра не выводит за пределы мира как такового, а позволяет проникнуть в его заповеданные области, туда, где серьёзное пребывание равносильно гибели, поэтому она всегда — игра, смешная и опасная одновременно.

Так, святочные гадания — один из наиболее весёлых моментов крестьянского календаря…так и именуются: Кроме того, как считает И. Кондаков, русский смех горек [9, с.

Но он есть и во всех других явлениях смеховой культуры средневековья: сказали, что средневековый смех побеждал страх перед тем, что эту непрерывность жизни на праздничной площади, в карнавальной толпе.

Самому смеху границы почти не ставились, лишь бы это был смех. С универсализмом и свободой средневекового смеха связана и третья замечательная особенность его — существенная связь смеха с неофициальной народной правдой. Серьезность в классовой культуре официальна, авторитарна, сочетается с насилием, запретами, ограничениями.

В такой серьезности всегда есть элемент страха и устрашения. В средневековой серьезности этот элемент резко доминировал. Смех, напротив, предполагал преодоление страха. Не существует запретов и ограничений, созданных смехом. Власть, насилие, авторитет никогда не говорят на языке смеха. Особенно остро ощущал средневековый человек в смехе именно победу над страхом. Побеждая этот страх, смех прояснял сознание человека и раскрывал для него мир по-новому.

Эта победа, правда, была только эфемерной, праздничной, за нею снова следовали будни страха и угнетения, но из этих праздничных просветов человеческого сознания складывалась другая неофициальная правда о мире и о человеке, которая подготовляла новое ренессансное самосознание. Острое ощущение победы над страхом — очень существенный момент средневекового смеха.

Это ощущение находит свое выражение в ряде особенностей смеховых образов средневековья.

Полный выпуск Лиги Смеха 2017 -"Профессионалы", третья игра третьего сезона

Жизнь без страха не просто возможна, а полностью достижима! Узнай как избавиться от страхов, нажми тут!